Встреча Дмитрия Медведева с председателем Федерации независимых профсоюзов России Михаилом Шмаковым

Встреча Дмитрия Медведева с председателем Федерации независимых профсоюзов России Михаилом Шмаковым

Обсуждались вопросы совершенствования трудового законодательства, в частности возможность перехода на четырёхдневную рабочую неделю.

Из стенограммы:

Встреча с председателем Федерации независимых профсоюзов России Михаилом Шмаковым

Д.Медведев: Михаил Викторович, я хотел с Вами
обсудить некоторые вопросы, которые сейчас находятся в эпицентре обсуждения. Я
обсуждал их несколько раз с представителями общественных организаций
работодателей, и естественным является продолжение этого разговора с
руководством профессиональных союзов. 

Речь идёт о
совершенствовании трудового законодательства – в широком смысле этого слова. Не
просто о переходе на 4-дневную или какую-то иную рабочую неделю, а о создании
более гибкой рамки трудового законодательства, которая позволяла бы учитывать
очень многие пожелания работников и, естественно, позицию работодателя,
поскольку это совместный процесс.

Это касается и
таких институтов трудового права, как трудовой договор, включающий в себя
условия о месте работы, времени работы, порядке его учёта, исчисления
соответствующих нормативов, которые связаны с рабочим временем, возможности
регулирования такого нового института, как удалённая занятость, и трудовых отношений,
которые с этим связаны. И целый ряд других новелл. Но в общем плане я полагал
бы правильным, чтобы наше трудовое законодательство стало более гибким, то есть
более соответствующим духу экономических отношений, которые складываются в XXI веке, в цифровую эпоху. Но, естественно, при
сохранении классических, традиционных институтов.

Что Вы об этом
думаете?

М.Шмаков: Дмитрий Анатольевич, наше отношение к
Трудовому кодексу и законодательству о труде совпадает с высказанными Вами
мыслями. В чём?

Трудовой кодекс –
это живой документ, гибкий. Он, безусловно, не может быть застывшим, потому что
жизнь идёт вперёд, технологии развиваются, организация труда развивается. Сейчас
появляется всё больше удалённых рабочих мест, платформенная занятость
внедряется в разных секторах экономики. Поэтому, безусловно, трудовое
законодательство должно развиваться. Но при одном условии – это наша жёсткая
позиция: не должно быть ухудшения положения работника вне зависимости от того,
в традиционных он работает формах или каких-то новых.

В этом смысле та
тема, которая Вами поднята была в своё время, – по поводу сокращения рабочей
недели… Я думаю, это всё-таки надо переводить не в количество рабочих дней.
Ведь в принципе действующее законодательство не мешает и сегодня организовать
4-дневную рабочую неделю. Должны быть новые критерии по количеству рабочих
часов в неделю. Россия находится сегодня в большинстве стран, где 40-часовая рабочая неделя и
8-часовой рабочий день при 5-дневном графике. Но есть страны, такие как
Франция, где 35 часов, есть Нидерланды, где ещё меньше.

Д.Медведев: У них 29.

М.Шмаков: Сейчас они говорят уже о 21.

Читайте также:  В Совете Федерации состоится 461-е заседание

Собственно, мы
поддерживаем идею, что мы живём не для того, чтобы работать, а работаем для
того, чтобы хорошо жить. Но для этого, естественно, нужно, чтобы складывалась
масса факторов. В этом отношении я считаю, что такую работу надо делать. И в
принципе мы, находясь в диалоге с работодателями, прежде всего в Российской
трёхсторонней комиссии, эту тему так или иначе обсуждаем. Но сейчас, после этой
новой инициативы, когда возник большой интерес к этой теме, мы договорились
создать рабочую группу в рамках РТК, для того чтобы там все эти вопросы
рассматривать. Это нельзя сделать щелчком. Это, действительно, займёт какое-то
время.

Безусловно, мы
видим: рост производительности труда, внедрение новых технологий, цифровизация,
роботизация – это всё уменьшает количество человеческого труда и увеличивает
количество машинного труда, на который не распространяется трудовое
законодательство. Но люди при этом должны как минимум получать не меньше, чем
они получают, – если в категориях дней – не меньше, чем за 5-дневную рабочую
неделю. Не меньше, но лучше больше.

Вы знаете эту
нашу проблему: у нас не самая высокая заработная плата – по сравнению даже с
тем трудовым вкладом, который делается нашими работниками.

Поэтому тут большой
комплекс вопросов. Трудовое законодательство должно быть гибким. Но,
естественно, защищая интересы работника. Сегодня те, кто работает в новых
формах – дистанционная занятость, платформенная, – практически остаются без
защиты, поскольку не описаны ни их рабочее место, ни трудовой договор (особая
форма трудового договора должна быть), ни инструменты, как эту защиту
осуществлять в случае нарушения их прав.

Д.Медведев: Абсолютно верно. Я бы всецело
согласился с тем, что Вы сказали. Совершенно очевидно, что если и
совершенствовать трудовое законодательство, то при соблюдении всех тех гарантий
и норм, которые существуют, без ухудшения трудового статуса работника. Наоборот,
с появлением каких-то дополнительных возможностей, включая те, о которых мы с Вами
говорим. Поскольку очень часто это всё интерпретируют неверно. И естественно, с
сохранением условий трудового договора – и об оплате труда, и о размере
трудовой недели. В будущем может быть и уменьшение этой трудовой недели. Это
будет зависеть от конкретной ситуации в экономике и на конкретных видах
производств, о которых так или иначе нужно говорить.

Но погрузить всё это –
новое – в законодательство, наверное, необходимо.

Давайте продолжим эту
работу – и в формате трёхсторонней комиссии, и в формате совещаний, которые, я
ещё некоторое количество раз проведу.

М.Шмаков:
Конечно. Мы готовы это сделать.

<…>

Источник: Правительство России

54321
(0 votes. Average 0 of 5)